Добро пожаловать в Мир Майкла Джексона, Гость!    Регистрация  Или выполнить  Вход       

Все о Майкле Джексоне. Статьи, рассказы знакомых, фанатов и т.д./Everything about Michael Jackson, articles, friend&fan's stories etc.

Статьи о творчестве и работе над песнями,альбомами

Статьи о творчестве и работе над песнями,альбомами

#1  Сообщение Trueamore » 19 июн 2011, 00:21

http://www.guardian.co.uk/music/2011/ju ... f-the-wall

Michael Jackson starts work on Off the Wall

Michael Jackson's life and career were so extraordinary that it's tempting to comb each chapter for clues and pointers to the next. You can find flashes of his solo superstardom in his thrilling contributions to the Jackson 5's pop. You can detect hints of paranoia and self-hatred in his years as a commercial colossus. And it's all too easy to hear his later, darker solo work as presaging the end of something.

All of which risks making Jackson's transformation into the king of pop seem inevitable, whereas it was no such thing. In 1978, he was an ex-solo star, modestly successful in his day but now re-absorbed into the Jacksons machine, where he played his part in creating marvellous platform-heeled stompers such as Can You Feel It?. This wasn't the only string to his bow, mind you: that year he could also be seen in Motown's grand filmic folly, The Wiz, playing the Scarecrow. The critics were kind to his role in this reimagining of The Wizard of Oz, which is to say they didn't think he was as godawful as Diana Ross's Dorothy. And speaking of clues and pointers, Jackson first appeared in the film lashed to a metal cross, struggling for freedom as wiseass crows make him sing inanities for their entertainment.

The man who helped him down in real life was veteran musician and producer Quincy Jones, working as an arranger on the film. Jones got on well enough with Jackson to put his name forward when the younger man asked who ought to produce his next solo record. Demand for the record was far from certain: Jackson's previous solo album Forever, Michael had come out four years earlier and had hit a dizzying No 101 on the US charts. The collaboration with Jones managed rather better, of course. Off the Wall sold 20m copies, impressive enough even before you remember that was only one-fifth of the business its follow-up, Thriller, did. In an industry shifting away from individual sales, we can say with more certainty that Thriller will keep its position as the highest-selling LP ever – but it's Off the Wall that critics routinely hail as Jackson's masterpiece.

Why? What's impressive more than 30 years later is how tight and self-disciplined the album is. It was a disco record released at disco's overripe peak, and it's by a man whose own decadent and kitschy impulses would become ever more apparent. But Off the Wall is joyously compact – shot after shot of lean grooves that never get a chance to wear out their welcome.

This sense of restraint is a vital part of all Jones's collaborations with Jackson. The singer's vocal tics – the gasps and shudders that punctuate almost every song – play a big role in this, creating the impression of a singer desperate to cut loose and express himself in movement. But there's never any excess in the music to undermine Jackson's hunger. On Thriller and Bad, the restraint starts to curdle into tension on songs such as Billie Jean and Smooth Criminal, and Jackson sounds compellingly trapped. After Jones suggested Jackson find newer, more modern collaborators, this sense of musical restraint began to vanish: epics such as Stranger in Moscow or Earth Song were more grandiose than anything Jackson had tried before, but also somehow more private, too.

Off the Wall, though, finds Jackson at his most relatable. It announces itself – and Jackson's arrival as a solo songwriter – with Don't Stop 'Til You Get Enough, whose spoken intro finds him struggling like a Marvel comics character with the power inside him, then giving it glorious release. At this stage, he's not the Peter Pan of pop so much as its Peter Parker, a troubled young man learning how to use his staggering abilities, and every emotion on Off the Wall seems like it's being felt and expressed for the first time. By the time Jackson's voice cracks on centrepiece ballad She's Out of My Life, the record is already a triumph.

Oddly, since Jackson's death in 2009, Off the Wall has been one of his less influential albums. Perhaps it's too innocent. The Jackson tracks that resonate with today's stars are later ones, where Jackson treated his fame as vocation and millstone simultaneously – an attitude familiar to the self-consciously tormented likes of Kanye West. The last record with an obvious debt to Off the Wall was Justin Timberlake's fine Justified, almost a decade ago. Like its inspiration, that record is a boy announcing himself – in pop terms – as a man, in an act of homage that gets to the emotional core of Off the Wall's appeal. Whatever happened afterwards, with this record Jackson and his mentor Jones made pop's great coming-of-age album.

Показать ссылки поста



За это сообщение автора Trueamore поблагодарили (всего 2):
Admin (31 окт 2013, 22:16) • franklin5569 (31 окт 2013, 19:40)
Рейтинг: 18.18%
 
Аватара пользователя
offline

Trueamore
Автор темы
Благодарил (а): 6693 раз.
Поблагодарили: 7266 раз.

Re: Статьи о творчестве и работе над песнями,альбомами

#2  Сообщение Белая роза » 23 июн 2011, 11:58

Джон Лэндис вспоминает Майкла Джексона
http://www.youtube.com[youtube]/watch?feature=player_embedded&v=5BitapGJc3E[/youtube]

Показать ссылки поста



За это сообщение автора Белая роза поблагодарил:
franklin5569 (31 окт 2013, 19:40)
Рейтинг: 9.09%
 
Аватара пользователя
offline

Белая роза
Прогресс до нового звания:
75%
Благодарил (а): 1111 раз.
Поблагодарили: 2107 раз.

Re: Статьи о творчестве и работе над песнями,альбомами

#3  Сообщение Trueamore » 25 июн 2011, 20:16

http://www.huffingtonpost.com/joe-vogel ... 82740.html

Remembering Michael Jackson: The Story Behind His Magnum Opus

Before Al Gore's An Inconvenient Truth, before Avatar and Wall-E, before "going green" became a catchphrase, came Michael Jackson's "Earth Song," one of the most unusual, audacious protest songs in popular music history. A massive hit globally (reaching #1 in over fifteen countries), it wasn't even released as a single in the United States.


Yet nearly sixteen years later, its admirers continue to grow. The song's desperate plea on behalf of the planet and its inhabitants (particularly the most vulnerable) remains as relevant and important as ever.

"Earth Song" mattered deeply to Jackson, who rightfully considered it one of his greatest artistic achievements. He planned for it to be the climax of his ill-fated This Is It concert series in London. It was the last song he rehearsed before he died.

The following excerpt is from a 50-page piece entitled "Earth Song: Inside Michael Jackson's Magnum Opus," which details the song's evolution from its inception in Vienna to Jackson's final live performance in Munich:


"Michael Jackson was alone in his hotel room, pacing.

He was in the midst of the second leg of his Bad World Tour, an exhausting, 123-concert spectacular that stretched over nearly two years. The tour would become the largest-grossing and most-attended concert series in history.

Just days earlier, Jackson had performed in Rome at Flaminio Stadium to an ecstatic sold-out crowd of over 30,000. In his downtime, he visited the Sistine Chapel and St. Peter's Cathedral at the Vatican with Quincy Jones and legendary composer, Leonard Bernstein. Later, they drove to Florence where Jackson stood beneath Michelangelo's masterful sculpture, David, gazing up in awe.

Now he was in Vienna, Austria, music capital of the Western world. It was here where Mozart's brilliant Symphony No. 25 and haunting Requiem were composed; where Beethoven studied under Haydn and played his first symphony. And it was here, at the Vienna Marriott, on June 1, 1988, that Michael Jackson's magnum opus, "Earth Song," was born.

The six-and-a-half-minute piece that materialized over the next seven years was unlike anything heard before in popular music. Social anthems and protest songs had long been part of the heritage of rock. But not like this. "Earth Song" was something more epic, dramatic, and primal. Its roots were deeper; its vision more panoramic. It was a lamentation torn from the pages of Job and Jeremiah, an apocalyptic prophecy that recalled the works of Blake, Yeats, and Eliot.

It conveyed musically what Picasso's masterful aesthetic protest, Guernica, conveyed in art. Inside its swirling scenes of destruction and suffering were voices -- crying, pleading, shouting to be heard ("What about us?").

"Earth Song" would become the most successful environmental anthem ever recorded, topping the charts in over fifteen countries and selling over five million copies. Yet critics never quite knew what to make of it. Its unusual fusion of opera, rock, gospel, and blues sounded like nothing on the radio. It defied almost every expectation of a traditional anthem. In place of nationalism, it envisioned a world without division or hierarchy. In place of religious dogma or humanism, it yearned for a broader vision of ecological balance and harmony. In place of simplistic propaganda for a cause, it was a genuine artistic expression. In place of a jingly chorus that could be plastered on a T-shirt or billboard, it offered a wordless, universal cry.

Jackson remembered the exact moment the melody came.

It was his second night in Vienna. Outside his hotel, beyond Ring Strasse Boulevard and the sprawling Stadtpark, he could see the majestically lit museums, cathedrals, and opera houses. It was a world of culture and privilege far removed from his boyhood home in Gary, Indiana. Jackson was staying in spacious conjoining suites lined with large windows and a breathtaking view. Yet for all the surrounding opulence, mentally and emotionally he was somewhere else.
It wasn't mere loneliness (though he definitely felt that). It was something deeper -- an overwhelming despair about the condition of the world.

Perhaps the most common trait associated with celebrity is narcissism. In 1988, Jackson certainly would have had reason to be self-absorbed. He was the most famous person on the planet. Everywhere he traveled, he created mass hysteria. The day after his sold-out concert at Prater Stadium in Vienna, an AP article ran, "130 Fans Faint at Jackson Concert." If the Beatles were more popular than Jesus, as John Lennon once claimed, Jackson had the entire Holy Trinity beat.

While Jackson enjoyed the attention in certain ways, he also felt a profound responsibility to use his celebrity for more than fame and fortune (in 2000, The Guinness Book of World Records cited him as the most philanthropic pop star in history). "When you have seen the things I have seen and traveled all over the world, you would not be honest to yourself and the world to [look away]," Jackson explained.

At nearly every stop on his Bad World Tour, he would visit orphanages and hospitals. Just days earlier, while in Rome, he stopped by the Bambin Gesu Children's Hospital, handing out gifts, taking pictures, and signing autographs. Before leaving, he pledged a donation of over $100,000 dollars.

While performing or helping children, he felt strong and happy, but when he returned to his hotel room, a combination of anxiety, sadness, and desperation sometimes seized him.

Jackson had always been sensitive to suffering and injustice. But in recent years, his feeling of moral responsibility grew. The stereotype of his naiveté ignored his natural curiosity and sponge-like mind. While he wasn't a policy wonk (Jackson unquestionably preferred the realm of art to politics), he also wasn't oblivious to the world around him. He read widely, watched films, talked to experts, and studied issues passionately. He was deeply invested in trying to understand and change the world.

In 1988, he certainly had reason for concern. The news read like chapters from ancient scripture: there were heat waves and droughts, massive wildfires and earthquakes, genocide and famine. Violence escalated in the Holy Land as forests were ravaged in the Amazon and garbage, oil and sewage swept up on shores. In place of Time's Person of the Year, 1988's cover story was dedicated to the "endangered earth." It suddenly occurred to many that we were literally destroying our own home.

Most people read or watch the news casually, passively. They become numb to the horrifying images and stories projected on the screen. Yet such stories frequently moved Jackson to tears. He internalized them and felt physical pain. When people told him to simply enjoy his own good fortune, he got angry. He believed completely in John Donne's philosophy that "no man is an island." For Jackson, the idea extended to all life. The whole planet was connected and intrinsically valuable.

"[For the average person]," he explained, "he sees problems 'out there' to be solved... But I don't feel that way -- those problems aren't 'out there,' really. I feel them inside me. A child crying in Ethiopia, a seagull struggling pathetically in an oil spill... a teenage soldier trembling with terror when he hears the planes fly over: Aren't these happening in me when I see and hear about them?"

Once, during a dance rehearsal, he had to stop because an image of a dolphin trapped in a net made him so emotionally distraught. "From the way its body was tangled in the lines," he explained, "you could read so much agony. Its eyes were vacant, yet there was still that smile, the ones dolphins never lose... So there I was, in the middle of rehearsal, and I thought, 'They're killing a dance.'"

When Jackson performed, he could feel these turbulent emotions surging through him. With his dancing and singing, he tried to transfuse the suffering, give it expression, meaning, and strength. It was liberating. For a brief moment, he could take his audience to an alternative world of harmony and ecstasy. But inevitably, he was thrown back into the "real world" of fear and alienation.

So much of this pain and despair circulated inside Jackson as he stood in his hotel room, brooding.

Then suddenly it "dropped in [his] lap": Earth's song. A song from her perspective, her voice. A lamentation and a plea.

The chorus came to him first -- a wordless cry. He grabbed his tape player and pressed record. Aaaaaaaaah Oooooooooh.

The chords were simple, but powerful: A-flat minor to C-sharp triad; A-flat minor seventh to C-sharp triad; then modulating up, B-flat minor to E-flat triad. That's it! Jackson thought. He then worked out the introduction and some of the verses. He imagined its scope in his head. This, he determined, would be the greatest song he'd ever composed..."

Copyright © 2011 Joseph Vogel

The full version of "Earth Song: Inside Michael Jackson's Magnum Opus" can be downloaded at Amazon, Barnes & Noble, and the iBookstore.

Показать ссылки поста



За это сообщение автора Trueamore поблагодарил:
franklin5569 (31 окт 2013, 19:40)
Рейтинг: 9.09%
 
Аватара пользователя
offline

Trueamore
Автор темы
Благодарил (а): 6693 раз.
Поблагодарили: 7266 раз.

Re: Статьи о творчестве и работе над песнями,альбомами

#4  Сообщение Белая роза » 18 авг 2011, 21:07

http://morinen-mj-blog.livejournal.com/
"Однажды на концерте во время исполнения нашего дуэта "I Just Can't Stop Loving You" я случайно спела партию Майкла. Когда пришла очередь ему вступать, на его лице читалось: "Какого черта?!"
-- Сида Гарретт

Хотя с Майклом здесь не Сида, и девушка поет свою партию правильно, а ошибся, похоже, он.

Еще воспоминания от Сиды:

"Однажды Майкл спросил меня: "Сид, почему черные девушки иногда двигают шеей из стороны в сторону, когда что-то рассказывают?" Я ответила: "Это чтобы тебе было на чем сосредоточиться, пока тебя заценивают!"

"После того, как Майкл одобрил демо песни "Man In The Mirror", Куинси попросил меня придти в студию и записать новую партию ведущего вокала в более низкой тональности. Майкл тоже пришел и лично снял на видео всю сессию. Невероятно! И вы только представьте, какие еще кадры могут быть у него в архивах!"

Показать ссылки поста



За это сообщение автора Белая роза поблагодарили (всего 2):
franklin5569 (31 окт 2013, 19:39) • Lina (19 авг 2011, 21:53)
Рейтинг: 18.18%
 
Аватара пользователя
offline

Белая роза
Прогресс до нового звания:
75%
Благодарил (а): 1111 раз.
Поблагодарили: 2107 раз.

Re: Статьи о творчестве и работе над песнями,альбомами

#5  Сообщение TMJ » 17 апр 2012, 08:13

Эксклюзив: Dr. Freeze делится откровениями о следующем альбоме

Перевод: Богиня

Четырем членам форума MJFrance удалось побеседовать с Эллиотом Стрэйтом больше известным под псевдонимом Dr. Freeze (Доктор Фриз), который был продюсером песен " Break Of Dawn" (Invincible), " A Place With No Name" и " Blue Gangsta". Dr. Freeze работал в студии с Майклом Джексоном и поделился интересными новостями в своем эксклюзивном интервью.

Первая часть:

Quagmire: Мне не терпится услышать, как вы начали работать с Майклом Джексоном, и как он связался с вами.

Dr. Freeze: Я знал его менеджера-Джона Макклэйна, тогда я работал со своими партнерами над альбомом Spydermann. Окончательный вариант альбома получился не таким, каким мы его планировали, поэтому нам пришлось отложить его выход. Я был очень расстроен. И тогда Джон Макклейн сказал:"Freeze, не волнуйтесь , у меня есть еще один проект для вас. Я буду в бизнесе с Майклом..."

Я спросил: "Майкл….какой?" И он ответил: "Майкл Джексон!" Сначала я не поверил в это и подумал, что это бред. Но потом, в один прекрасный день, когда я говорил со своим отцом по телефону, кто-то звонил мне на другую линию…и это был Майкл! Вот как все это началось. У меня было несколько песен, и я сделал их для Майкла. Он обожал их! Потому что Майкл и я одинаково чувствуем звучание. И так каждый раз, когда я показывал ему что-то, он с легкостью изучал песню- это было так, будто он ее уже знал. Я спрашивал его о песнях, он говорил, что обожал их. Лелеял их. Вот как мы встретились.

Q: Если говорить о "Break Of Dawn ", которая является великой песней. Я думаю, что это одна из самых чувственных песен, которую он спел, и это то, что я хотел услышать от Майкла. Я не знаю, может быть вы знаете, это в первый раз, когда он говорит о занятии любовью в песне. Обсуждали ли вы с ним эту тему?
F: (смеется) Да, спасибо! Это была его любимая песня, она была его ребенком.
Q: Вы помните точное количество песен, которые вы ему показали?
F: Я показал ему много песен. Основные песни, над которыми мы вместе работали- это "Break Of Dawn", "A Place With No Name" и "Blue Gangsta". Эти три песни были приоритетными."Break Of Dawn" является одной из песен, которая была завершена. Остальные записывались позднее. Они находятся в запасниках.
Q: Как я понимаю, он особенно полюбил "Break Of Dawn", поэтому и остановился конкретно на этой песне. А что произошло потом?
F: Мы записывались, меняли студии, снова перезаписывали песни, мы записали много песен. Знаете, "A Place With No Name" и "Blue Gangsta" записывались в тоже самое время. Существуют также и другие песни, о которых пока я не могу говорить. Другие песни были записаны. Мы много писали, но эти три песни были нашими тремя главными целями.
Q: Какие мысли были у вас в первый день работы в студии с ним? Что вы чувствовали?
F: Для меня это было очень страшно! Я чувствовал, будто вернулся в начальную школу и ничего не знаю о процессе записи! С Майклом я повторно все изучил. Я и другие музыканты, были словно студенты, столкнувшиеся с учителем. С Майклом это было так, будто мы ничего не знали о нашем общем бизнесе: мы должны были повторно все изучить . Он учил нас делать все как можно лучше: Майкл был перфекционист, и нам пришлось начинать с нуля, чтобы создать лучшую музыку. Я очень-очень нервничал, но был очень горд! Так или иначе, Майкл нервничал больше, когда работал с нами, нежели мы. Это был самый замечательный человек, о совместной работе с которым можно только мечтать. Это было здорово! Он знал все о музыкальной индустрии, все обо всем, ничего не было ему чуждо, и он многому меня научил. Наконец, он был очень скромным и творческим. Это было, действительно, здорово- работать с ним.
Q: Получается, вы показали ему песню "Break Of Dawn", затем должны были полностью перезаписать ее , следуя его советам?
F: Нет…он должен был записать вокал.. и добавить свое волшебство! Это было похоже на то, как цветы и деревья вырастают в песне! Он коснулся ее, и она стала волшебной! Я был потрясен!
Q: Значит, все музыкальные партии и стихи были записаны заранее?
F: Да, он любил эту песню! Он хотел оставить все как есть! Все, что я сделал в той части, никто не имел право как-либо изменить. Поскольку, это было то, что он услышал в первый раз, когда у нас были мечта и видение, и он хотел воссоздать эту мечту в песне до последней детали. Он не хотел ничего менять, он хотел сохранить магию песни абсолютно нетронутой. То, что вы слышите в Invincible, является точной версией той песни, которую я дал ему до того, как он наложил на нее свой вокал.
Q: Сколько требовалось времени на запись песни с его вокалом?
F: Ему потребовалось время, потому что он добивался большего импульса в голосе, особенно в части гармонии, которую вы слышите в припеве. На это требовалось время. Этот процесс продолжался до тех пор, как если бы мы снимали кино!
Q: В то время он работал и над другими песнями для Invincible?
F: Да.
Q: Значит, он записал свой вокал, прослушал его, расположил и
начал работать над другими песнями, а через несколько дней вернулся, чтобы сделать дополнительные штрихи?
F: Да, это были дополнительные работы. Иногда он записывал вокал, иногда это был только припев или сразу экспромтом… Также он слушал смеси различных звуков и изменял некоторые детали то здесь, то там. Он участвовал во всем творческом процессе. Мы хотели, чтобы песня была совершенной. Вернемся к моей аналогии с фильмом- это было немного похоже на то, как директор, желающий улучшить свой фильм, меняет сценарий или актеров. Такой принцип он использовал в работе над этой песней и, в целом, над альбомом Invincible.
Q: В общем, он изменил стихи, начал работу над другой песней, и через несколько дней, он приехал к вам, чтобы изменить песню еще раз?
F: Да. Когда он вернулся, были внесены изменения и были предложены идеи, он все внимательно слушал. Это возникало время от времени и систематизировало две или три вещи. В конечном итоге, все решения принимал он. Он был боссом. Он был открыт для любой критики или предложений, выгодных для песни, поскольку это имело свою эффективность. Все, что интересовало его, должно было стать хитами.
Q: Чья идея была взять песню "A Horse With No Name" группы Америка?
F: Моя. Опять же, я написал всю музыку, и ему нужно было только изучить песню. Это было в то же самое время, как и Break Of Dawn, но это не распространялось, и мы продолжили работу над ней позже. Она постепенно улучшалась.
Q: Она была запланирована для альбома Invincible или для другого проекта?
F: Да, сначала она была запланирована для альбома Invincible. Не исключалось, что она войдет в этот альбом, поэтому он держал ее в резерве как и "Blue Gangsta".
Q: По сравнению с тем, что просочилась в Интернет, мы можем ожидать, что есть различия в микшировании?
F: Да, то, что вы слышали- это старый микс. Скоро вы услышите абсолютно новый.
Q: Вы сказали "скоро"? Я хочу знать больше!
F: "A Place With No Name" и "Blue Gangsta" обе эти песни войдут в следующий альбом Майкла. "A Place With No Name" будет отличаться от той версии, что была слита в Интернет, она будет обновленной. Для "Blue Gangsta" я повторно записал инструментальную часть. Ожидаются такие изменения.
Q: Вы закончили эту песню при жизни Майкла?
F: Она была абсолютно полностью завершена.
Q: Каковы были ваши чувства по отношению к Майклу, когда вы узнали о нем немного больше, во время совместной работы в студии?
F: Он научил меня не только тому, как правильно создавать песни, но и давал мне советы относительно музыкальной индустрии в целом. Главное чувство, что я ощущаю, заключается в том, что он был абсолютным гением. Мне посчастливилось учиться у одного из самых великих. Я пытаюсь применить его советы в проектах, над которыми я сегодня работаю: я пытаюсь поддержать артистический дух Майкла Джексона. Это похоже на то, если бы я закончил музыкальный колледж "Майкла Джексона". Впрочем, вернемся к вашему вопросу и к слову "чувство", оно является слишком низменным. Нет ни одного достаточно сильного слова, чтобы описать то, чему я научился, находясь рядом с Королем поп-музыки.
Q: У вас есть анекдоты о ваших студийных сессиях?
F: Не совсем. Мне было очень весело работать с ним. Майкл был человеком, который любил отпускать забавные шутки. Об этом говорили любые предметы- видео игры и т.д. Затем он возобновлял свою работу и урок возобновлялся. Мы были поражены его выступлением. Так это происходило.
Q: Он долго распевался перед записью песни с собственным вокалом?
F: Мы никогда не видели, чтобы он делал свои вокальные упражнения перед нами, но когда он вошел в студию, чтобы сделать запись, он стоял перед микрофоном и поджег песню. Когда он уехал, студия была в пепле, а наши челюсти на полу. Это было, действительно, впечатляющим зрелищем.

Вторая часть:

Quagmire: Как я уже говорил ранее, "Break Of Dawn" содержит очень конкретные слова. Она очень чувственная, и это первый раз, когда он говорит о занятии любовью. Что он чувствовал, когда вы делали запись этой песни, в каком он был настроении? Были ли какие-либо особые пожелания в ходе этих записей?
F: Нет. Он просто сказал мне, что любит эту песню. Я не давал ему наставлений, он точно знал что надо делать. Он взял под свой контроль управление пилотированием. Я же был занят тем, что летел вместе с ним.
Q: Может он говорил: "Давайте перепишем эти слова заново, Эль…"
Кстати, он называл вас Эллиот?
F: Нет, он всегда называл меня "Freeze"!
Q: А вы, вы сразу же называли его по имени?
F: Абсолютно! Мы действительно были близки. И если быть точным, я обращался к нему "Майк" вместо Майкла.
Q: Ранее вы упоминали видеоигры. Вы помните, в какие видеоигры вы с ним тогда играли?
F: У него дома было много видеоигр- это S treet Fighter, Mortal Kombat, также Flight Simulator. Мы провели много времени, играя в них.
Q: Вы играли в студии или ездили в Неверленд?
F: Да, я ездил в Неверленд, чтобы работать и отдыхать. Там мы много работали. У него была студия на ранчо. Бывало, во время нашей работы он говорил:"Freeze, давай мы сделаем перерыв. Иди развлекайся. Можешь сходить в кинотеатр, на аттракционы или в зоопарк!" Неверленд был для меня вторым домом.
Q: Я не знал, что вы работали в Неверленде! Это интересно, потому что у нас не так много информации о студии в Неверленде. Это была профессиональная студия?
F: Да, полностью. Там было много профессионального оборудования: Pro Tools и прочее в том же духе.
Q: Он один все это использовал?
F: Безусловно, это была идеальная студия.
Q: Фактически то, что мы знаем- это то, что он не мог играть на музыкальных инструментах, поэтому мы задаемся вопросом: он мог записать что-нибудь самостоятельно, без помощи звукоинженеров?
F: Он мог делать все сам. Знаете, Майкл, сам, был как "живой инструмент". Он мог сыграть несколько аккордов на клавишных, он делал это замечательно. Также, он знал запрограммированные биты.
Q: Вернемся к "Break of Dawn", вы можете рассказать нам, почему Майкл Джексон не поет припев в этой песне?
F: Потому что ему понравилась моя версия припева. Он счел это очень красивым и решил оставить все как есть. Ему нравилось мое пение. Мой отличительный знак- это звучание в припеве каждой из песен, что я написал (Poison," "I Want to Sex You Up"). Я делал это навеки. И Майкл любил мое пение в "Break of Dawn".
Q: Где вы черпали вдохновение для создания песен "Break Of Dawn", "Blue Gangsta" и "A Place With No Name"? Как протекал творческий процесс?
F: "Break Of Dawn"-это романтическая баллада, которую я написал за один день. В "Blue Gangsta" я хотел сделать новый "Smooth Criminal". Что-то более современное, но с корнями из 2000-х годов. Была такая задумка. Песня "A Place With No Name" сама по себе является песней спасением, побегом; вам просто надо закрыть глаза и вы немедленно перенесетесь в удивительный мир. На самом деле, эта песня родилась из песни "A Horse With No Name" группы Америка. Лирическая часть этой песни очень глубока. Я хотел освежить ее, сделать версию 2000-х.
Q: Вы быстро получили разрешение у группы на ее использование? Вы спрашивали разрешение?
F: Да, конечно. Группе Америка понравилась эта идея. Они нашли эти "обновления" совершенно потрясающими. Они были очень рады этому проекту. По сравнению с тем, что просочилось в Интернет, Майклом в песню было добавлено много замечательных нюансов. Это более насыщено, более насыщено. Поверьте мне, когда вы услышите это, вам потребуются ваши ноги!
Q: Значит, вы не трогаете ее, она будет такой, какой вы записали ее с Майклом?
F: Будет выпущена последняя версия песни, над которой мы работали. Она будет резко отличаться от той, что слили в Интернет в июле 2009, и очень сильно отличаться. На самом деле эта песня очень кинематографическая по своей форме. Это была бы прекрасной песней для кино, как олицетворение, поскольку она показывает нам удивительный мир странным- где все люди разные, но счастливые. Эта песня, помогает вырваться из повседневной жизни. Песня, где буквально все меняется.
Q: Это к песне "Blue Gangsta" был сделан ремикс Tempamental , который звучит как "No Friend Of Mine…."
F: Это не название песни, это просто припев, который содержит эти несколько слов. Реальное название - это "Blue Gangsta".Когда я услышал этот ремикс, я не мог в это поверить. Многие люди называют меня создателем этого, но я не понимаю, что произошло. Беспокойство вызывает то, что я даже не знаю, кто выпустил эту песню! Это остается загадкой. Почему они это делают? Каким образом они были слиты? В самом деле, мы ничего не знали об этой истории- ни я, ни Майкл. Мы, действительно, не понимали, как произошла эта утечка...
Q: В течение нескольких недель никто не знал, что эта песня была реального происхождения, и что Майкл Джексон работал над этим проектом.
F: Да, я знаю, что это было сумасшествием. Даже название песни было не очень хорошим. (Dr. Freeze напевает по телефону припев песни: "You is not no friend of mine, could you put me through, I'm the blue gangsta nah.") Это был только припев. Это подчеркивает невежество людей, которые являются причиной утечки песен в Интернет: они получают песни и сливают их в Интернет, не зная об их происхождении.
Q: Действительно, мы- поклонники не понимали того, что происходит и что нам было предложено. Это было странно. Мы подозревали о том, что что-то было неправильно, но мы не знали точно что...
F: Да, песня не была представлена широкой общественности. Некий паренек взял только что украденную песню, добавил рэп и слил ее в сеть. Она появилась в сети без каких-либо логических объяснений.
Q: Вы работали с Майклом Джексоном над другими песнями, кроме этих 3-х?
F: Мы работали и над другими песнями. Я не уверен, что могу сказать вам больше.
Q: В общем, сколько песен вы написали для Майкла?
F: О, приблизительно тридцать, и я записал с ним может пять или шесть.
Q: И вы владеете сейчас этими песнями?
F: Большинство из его сочинений находятся сейчас в хранилище. Мы не имеем никакого контроля. Они держат все взаперти.
Q: Так это управляющие имуществом (Эстейты) те, кто хранит это?
F: Абсолютно точно. Джон Макклэйн ответственен за это.
Q: Как босс?
F: Да, босс!
Q: Правда, что вы слышали новые песни?
F: Да, большинство из них, я слышал. Извините, но я не могу вам ничего говорить. Мне не разрешают ничего раскрывать.
Q: Предлагаю вам сыграть в игру: я озвучу названия песен, а вы будете говорить слышали вы их или нет. Вы слышали "Escape"?
F: "Escape"? Мне это ничего не говорит.
Q: "Fear" и "Face" это вам о чем-то говорит?
F: Нет. Вообще, ничего.
Q: Вы слышали "Do You Know Where Your Children Are" ?
F: Я слушал ее в студии.
Q: "Crack Kills"?
F: Никогда не слышал о ней.
Q: А "The Gloved One"?
F: Нет.
Q: Было бы проще, если бы вы озвучили нам названия некоторых песен... Не могли бы вы дать нам название невыпущенного трека, который вы можете особо выделить, и о котором мало говорилось?
F: Есть песня, которую мы записывали вместе, но я не знаю, закончил ли он свою вокальную часть. Она называется "Rise Above It All". Это песня, которую я написал, и над которой мы работали.
Q: О чем в ней говорится?
F: Это оптимистичная песня. Если вам плохо от того, что происходит в мире, старайтесь быть более оптимистичными и счастливыми, оставляя в стороне все негативное. Преодолевайте все отрицательное, вырветесь за пределы всех бед, войн, проблем голодающих детей и других плохих вещей. Соберитесь вместе, возьмитесь за руки, поднимите руки к небесам и несите все это. Таков лейтмотив этой песни. Я не могу сказать, сделал ли он запись этой песни, в любом случае, мы над ней работали. Есть и другие песни, над которыми мы работали. У большинства из этих песен средний темп, больше я ничего не могу сказать.
Спасибо Quagmire, Bud и Tristan Dovido - участникам форума MJFrance.
http://forum.mjj.ru/index.php?showtopic=105&st=340
Изображение

Показать ссылки поста



За это сообщение автора TMJ поблагодарили (всего 2):
franklin5569 (31 окт 2013, 19:39) • mjmay (17 апр 2012, 21:56)
Рейтинг: 18.18%
 
Аватара пользователя
offline

TMJ
Прогресс до нового звания:
26.8%
Благодарил (а): 284 раз.
Поблагодарили: 1199 раз.

Re: Статьи о творчестве и работе над песнями,альбомами

#6  Сообщение Белая роза » 26 июн 2012, 15:56

Спасибо Justice http://forever-michael.livejournal.com/313368.html

Отрывок из книги Р. Келли о том, как он познакомился с Майклом. Перевод мой (Justice).
Не смогла проставить теги - выпадала какая-то ошибка.

_____

Изображение

Наконец, настал этот знаменательный день. Я приехал в студию на два часа раньше назначенного. Заказал свою любимую китайскую еду, позаботившись о том, чтобы привезли и некоторые вегетарианские блюда для Майкла. Я так нервничал, что стал репетировать перед расставленными блюдами, как именно предложить их Майклу. Может, я мог бы сказать: Майк, хочешь немного китайской еды?" Или "Майк, хочешь чего-нибудь из этого, чувак?" Или, может, мне лучше сказать: "Если у тебя подходящее настроение для китайской еды, Майкл, угощайся".

Через тридцать минут, после нескольких телефонных звонков от его эскорта, легендарный певец прибыл в студию.

Мне показалось, что он добрых два метра ростом. Он выглядел как аватар. На лице у него была черная маска, открывавшая только его глаза.

Наконец, Майк подошел ко мне. Он заглянул мне в глаза, развел руки в стороны и крепко обнял меня, шепнув мне своим мягким, тихим, высоким голосом:
- Эту песню будет петь весь мир.

Я промямлил какую-то глупость вроде "Поздравляю тебя со всеми твоими достижениями, Майк. Поздравляю тебя с тем, что ты Майкл Джексон".

Буквально в тот же момент в комнату забежал шимпанзе Бабблз. Про себя я называл его "Неприятности". Шимпанзе заставлял меня нервничать.

- Он же дружелюбный, да, Майк?
- О, разумеется, он не сделает тебе ничего плохого.
- Ну, в любом случае, - сказал я, - я очень рад, что тебе нравится песня.
- Она мне не просто нравится, Роб. Я ее обожаю. Я не хочу менять ни единой ноты. Я хочу спеть ее так, как ты ее написал. Ты превосходно уловил мой стиль. Именно поэтому я пришел сюда. Мы можем начать сразу, как я разогрею связки.
- Извини, мне надо на минуточку выйти, - сказал я.

Я отправился в ванную комнату и просто сполз на пол. Сломался и заплакал. Дело было не только в том, что Майкл Джексон пел мою песню; я плакал от того, что Майкл ощутил, как я ухватил его сущность, его дух. Майкл Джексон приехал в Чикаго, чтобы поработать со мной!

- Роб, - позвал он высоким, мелодичным голосом, - ты не против зайти сюда и спеть бэк-вокал со мной?

Против? Ты что, издеваешься? Майкл Джексон просил, чтобы я спел с ним!

Я еле сдержался, чтобы не ворваться в тон-камеру. Мне пришлось взять себя в руки, чтобы я мог медленно и спокойно войти туда, но в глубине души я чувствовал себя маленькой восторженной девочкой.

Когда мы начали петь, наши голоса идеально накладывались друг на друга. Как масло на хлеб. Он слегка покачивался, я уже видел, как он делал это на записи We Are the World. Он сидел рядом со мной - мой голос поверх его, его голос поверх моего - и я чувствовал себя как в раю. Рай на земле. Братишка, лучше не бывает.

Смотреть на youtube.com


- Знаешь, Роб, - сказал он мне позднее в тот день, - иногда у меня месяц уходит на то, чтобы довести песню до ума.
- У меня тоже, Майк, - согласился я. - Иногда даже больше месяца.
- Я рад, что ты понимаешь. Просто будь терпеливым со мной, ладно?
- Все что угодно, Майк. Для меня это все еще как сон.

А затем Король поп-музыки обратился ко мне с неожиданной просьбой.

- Могу я спросить кое-что еще?
- Разумеется.
- Здесь есть поблизости торговый центр, Роб?
- В паре кварталов отсюда.
- Ты не мог бы сходить туда со мной? Я обожаю торговые центры.
- Мне тоже они очень нравятся, Майк. Давай пойдем.

В компании Бабблза и телохранителей мы отправились в центр Water Tower Place, один из лучших торговых центров Чикаго. Майкл сразу же направился в магазин Disney, где немедля восхитился большой статуей Дональда Дака, висевшей над входом.

- Это прекрасно, - сказал он. - Как думаешь, они продадут ее мне? Мне бы очень хотелось поместить Дональда Дака на своем ранчо, "Неверленд".
- Ну, спросить не грех, - ответил я.

Разумеется, Майкл Джексон, вошедший в магазин Disney, вызвал едва ли не массовое восстание. Когда появился менеджер магазина, Майкл был сама любезность:
- Могу ли я как-нибудь приобрести этого Дональда Дака?
- Боюсь, что нет, мистер Джексон. Он намертво встроен в фасад магазина.
- О, какая жалость, - вежливо ответил Майкл. - Но все равно спасибо, сэр.

Никогда раньше я не встречал человека с такими прекрасными манерами.

Мы работали над песней следующие три недели и трепались о том о сем в студии.

Мой опыт работы с Майклом Джексоном не содержал никаких драм. Каждый вечер, когда он уходил из студии и садился в свой автомобиль, люди свешивались из окон зданий и отелей, вытягивали шеи, только бы увидеть его. Он всегда останавливался и махал им рукой.

Когда работа была закончена, и пришло время ему уезжать из Чикаго, он снова обнял меня и сказал:
- Ты мой брат.

Меня слишком душили эмоции, чтобы ответить.

Когда You Are Not Alone была выбрана вторым синглом с альбома Майка History, она попала в Книгу рекордов Гинесса как первая песня в мире, вошедшая в Горячую сотню "Биллборд" сразу на первое место. Она была номером один в Великобритании, Франции, Новой Зеландии, Испании, Швейцарии и Японии. Майк был прав. Ее пел весь мир.

Изображение

Майкл Джексон умер 25 июня 2009 года. Новость о его смерти пронзила мне сердце. Он значил для меня то же, что для большинства людей означает воздух. Он был не только моим братом и другом, он был еще и моим наставником. Для меня большой честью и благословением было побывать в его присутствии. Мне повезло узнать его так, как большая часть мира никогда его не узнает - лицом к лицу, на уровне души.

Показать ссылки поста



За это сообщение автора Белая роза поблагодарили (всего 6):
franklin5569 (31 окт 2013, 19:39) • mjmay (26 июн 2012, 23:43) • Trueamore (26 июн 2012, 17:07) • Admin (26 июн 2012, 17:01) • Lina (26 июн 2012, 16:11) • TAIS (26 июн 2012, 16:10)
Рейтинг: 54.55%
 
Аватара пользователя
offline

Белая роза
Прогресс до нового звания:
75%
Благодарил (а): 1111 раз.
Поблагодарили: 2107 раз.

Re: Статьи о творчестве и работе над песнями,альбомами

#7  Сообщение Lina » 30 янв 2013, 19:42

Интересный анализ клипа "Ghosts" разместила Алёна на МДЖ.
Очень понравился пост. Огромное спасибо автору.

http://forever-michael.livejournal.com/255955.html
http://forever-michael.livejournal.com/256005.html

Ghosts: мотивы зеркала, двойничества и шахмат..

Я все-таки попыталась написать этот текст, хотя начинала его, не представляя, как он сложится и надеясь на то, что эта тропа сама меня куда-то выведет. Не знаю, может быть кто-то уже об этом писал в других местах. Я не видала, а голова пухнет от мыслей уже давно. И Маша Жданова мне при встрече напомнила.

Сначала небольшая преамбула для непосвященных. Ghosts – это общепризнанная в среде поклонников Майкла Джексона вершина среди всего того, что он успел создать в киноискусстве. Это не видеоклип, а 40-минутный фильм, который, имхо, правильнее всего было бы отнести к жанру социально-философской драмы, хотя и облеченной в притчевую форму.«Ужастик», как его называют поверхностные зрители – неподходящее определение, а лишь внешнее. Так же, например, фантастику Курта Воннегута или тем более Рэя Брэдбери мне трудно назвать чистой фантастикой, потому что автор здесь лишь использует «фантастические» средства для достижения совсем других, впрямую относящихся к реальному обществу и человеку художественных целей. «Сирены Титана» - не повесть о полете на Марс, а рассуждение о смысле существования человечества. То же самое мы имеем и здесь – Ghosts, при всем обилии атрибутов «ужастиков», вовсе не примитивная страшилка, сдобренная музыкальным сопровождением – это становится ясным почти сразу, если хоть чуть-чуть стараться проникнуть вглубь.
Вообще мы имеем тут удивительную смесь жанров. Так, например, на поверхности лежит то, что это автобиографический фильм. Но узнаваемые автобиографические реалии вплетены в сюжет философской притчи – причем сюжет очень простой, там и действия-то почти никакого нет, видимого действия, но поле для толкований – огромное, если не сказать необъятное. Но здесь есть и еще один слой – слой социальной драмы: это жесткое обличительное послание обществу.

Да еще все это подано под соусом музыкального фильма. Роскошного музыкального представления, киномюзикла. С фантастическими танцевальными номерами. То есть так, чтобы завлекало самого неискушенного зрителя. Это очень характерный майкловский способ творить, и в нем так много пушкинско-моцартовского отношения к творчеству – когда вложено туда невероятно много всего, а на выходе получается кристально чистый и очень-очень простой результат. Понятный каждому – но в котором можно находить новые смыслы всю жизнь.

Синопсис, на основе которого был написан сценарий фильма, принадлежит самому Майклу и Стивену Кингу. Однако я почти уверена в том, что Кингу тут принадлежит скорее роль оформителя-профессионала, «одевшего» идеи Майкла в подходящие кинематографические одежды – уж слишком много здесь узнаваемо-майкловского, откровенно-исповедального и личного.

Итак, начнем благословясь. Начало фильма у любого мало-мальски грамотного англоязычного зрителя вызовет непременные ассоциации с Эдгаром По. Облик этого замка – как снаружи, так и внутри, кажется, прямо списан с «Падения дома Ашеров» - до подробностей. Тот же дом, тот же интерьер. Позволю себе привести длинные цитаты из новеллы – они говорят сами за себя:

«Открывшееся мне зрелище - и самый дом, и усадьба, и однообразные окрестности - ничем не радовало глаз: угрюмые стены... безучастно и холодно глядящие окна...кое-где разросшийся камыш... белые мертвые стволы иссохших дерев... от всего этого становилось невыразимо тяжко на душе <…> я уже всерьез верил, будто самый воздух над этим домом, усадьбой и всей округой какой-то особенный, он не сродни небесам и просторам, но пропитан духом тления, исходящим от полумертвых деревьев, от серых стен и безмолвного озера, - всё окутали тлетворные таинственныеиспарения, тусклые, медлительные, едва различимые, свинцово-серые. Прежде всего поражала невообразимая древность этих стен. За века слиняли и выцвели краски. Снаружи все покрылось лишайником и плесенью, будто клочья паутины свисали с карнизов».

«Неслышно ступающий лакей безмолвно повел меня бесконечными темными и запутанными переходами в "студию" хозяина. Все, что я видел по дороге, еще усилило, не знаю отчего, смутные ощущения, о которых я уже говорил. Резные потолки, темные гобелены по стенам, черный, чуть поблескивающий паркет, причудливые трофеи - оружие и латы, что звоном отзывались моим шагам, - все вокруг было знакомо, нечто подобное с колыбели окружало и меня, и, однако, бог весть почему, за этими простыми, привычными предметами мне мерещилось что-то странное и непривычное».

«Комната была очень высокая и просторная. Узкие стрельчатые окна прорезаны так высоко от черного дубового пола, что до них было не дотянуться. Слабые красноватые отсветы дня проникали сквозь решетчатые витражи, позволяя рассмотреть наиболее заметные предметы обстановки, но тщетно глаз силился различить что-либо в дальних углах, разглядеть сводчатый резной потолок. По стенам свисали темные драпировки. Все здесь было старинное - пышное, неудобное и обветшалое. Повсюду во множестве разбросаны были книги и музыкальные инструменты, но и они не могли скрасить мрачную картину».

Однако, если мысли об этих декорациях, взятых из По, у меня возникли сразу же, при первом же просмотре фильма, то как выглядел хозяин дома Ашеров, я не помнила. А выглядел Родерик Ашер, художник, поэт и музыкант, живущий в мире своих фантазий, одинокий и отгороженный от мира - вот так (не правда ли, невероятно узнаваемо):
«Восковая бледность; огромные, ясные, какие-то необыкновенно сияющие глаза; пожалуй, слишком тонкий и очень бледный, но поразительно красивого рисунка рот; изящный нос с еврейской горбинкой, но, что при этом встречается не часто, с широко вырезанными ноздрями; хорошо вылепленный подбородок, однако, недостаточно выдавался вперед, свидетельствуя о недостатке решимости; волосы на диво мягкие и тонкие; черты эти дополнял необычайно большой и широкий лоб, - право же, такое лицо нелегко забыть. А теперь все странности этого лица сделались как-то преувеличенно отчетливы, явственней проступило его своеобразное выражение - и уже от одного этого так сильно переменился весь облик, что я едва не усомнился, с тем ли человеком говорю. Больше всего изумили и даже ужаснули меня ставшая поистине мертвенной бледность и теперь уже поистине сверхъестественный блеск глаз. Шелковистые волосы тоже, казалось, слишком отросли и даже не падали вдоль щек, а окружали это лицо паутинно-тонким летучим облаком; и, как я ни старался, мне не удавалось в загадочном выражении этого удивительного лица разглядеть хоть что-то, присущее всем обыкновенным смертным».

Более того, оказывается, в этой же новелле можно найти и еще один эпизод, который прямо перекликается с биографией Майкла. Родерик Ашер сочиняет балладу. Если бы не время создания фильма (1996 год), - время, когда основные трагические события в жизни Майкла – судилище, позор и разорение его сказочной страны Неверленд - были еще впереди – то это был бы текст об этой истории. О его собственной истории. Смотрите:

«Божьих ангелов обитель,
Цвел в горах зеленый дол,
Где Разум, края повелитель,
Сияющий дворец возвел.
И ничего прекрасней в мире
Крылом своим
Не осенял, плывя в эфире
Над землею, серафим.

Гордо реяло над башней
Желтых флагов полотно
(Было то не в день вчерашний,
А давным-давно).
Если ветер, гость крылатый,
Пролетал над валом вдруг,
Сладостные ароматы
Он струил вокруг.

Вечерами видел путник,
Направляя к окнам взоры,
Как под мерный рокот лютни
Мерно кружатся танцоры,
Мимо трона проносясь;
Государь порфирородный,
На танец смотрит с трона князь
С улыбкой властной и холодной.

А дверь!.. рубины, аметисты
По золоту сплели узор -
И той же россыпью искристой
Хвалебный разливался хор;
И пробегали отголоски
Во все концы долины,
В немолчном славя переплеске
И ум и гений властелина.

Но духи зла, черны как ворон,
Вошли в чертог -
И свержен князь (с тех пор он
Встречать зарю не мог).
А прежнее великолепье
Осталось для страны
Преданием почившей в склепе
Неповторимой старины.

Бывает, странник зрит воочью,
Как зажигается багрянец
В окне - и кто-то пляшет ночью
Чуждый музыке дикий танец,
И рой теней, глумливый рой,
Из тусклой двери рвется - зыбкой,
Призрачной рекой...
И слышен смех - смех без улыбки.
[Перевод Н. Вольпин]

«Духи зла черны как ворон» - вот еще одна ниточка, по которой разматываются ассоциации. Как мы помним, ворон появляется в первых же кадрах фильма. Однако не уверена, что его появление цитирует «духи зла черны как ворон» - скорее, опять же у англоязычного зрителя, в голове возникает другой ворон – поэма «Ворон» того же, очень любимого Майклом Эдгара По. Это настолько известное и классическое его произведение, что ассоциация вылетает прямо из подкорки:

«Я открыл окно, и странный
гость полночный, гость нежданный,
Ворон царственный влетает;
я привета от него
Не дождался. Но отважно, -
как хозяин, гордо, важно
Полетел он прямо к двери,
к двери дома моего,
И вспорхнул на бюст Паллады,
сел так тихо на него,
Тихо сел, -
и больше ничего.

Как ни грустно, как ни больно, -
улыбнулся я невольно
И сказал: "Твое коварство
победим мы без труда,
Но тебя, мой гость зловещий,
Ворон древний, Ворон вещий,
К нам с пределов вечной Ночи
прилетающий сюда,
Как зовут в стране, откуда
прилетаешь ты сюда?"
И ответил Ворон:
"Никогда"».
(Перевод Дм. Мережковского)

По-английски: «"Tell me what thy lordly name is on the Night's Plutonian shore!" Quoth the Raven "Nevermore"». "Nevermore", - крикнул ворон у Эдгара По, и с тех пор в каком бы англоязычном произведении он ни каркал, все равно за этим будет чувствоваться "nevermore", «никогда». «Никогда!» - каркает он в лицо толпе, пришедшей в этот странный замок, и если кому-то до сих пор неясно, что этот сумрачный загадочный дом – это «Иное место», это дом, которого никогда не было, это дом «Нигде», это земля «Нет-и-не-будет», это Neverlend – то после этого крика становится ясным, что гости пришли в дом Майкла Джексона. Хотя вернее было бы сказать - в «дом души» Майкла Джексона - творца, художника и создателя собственной вселенной, потому что реальный Неверленд был прекрасной детской сказкой, а не мрачным замком. Но это только одна сторона, есть и другая: Майкл рисует свое обиталище как мир фантазий – но в то же время он представляет свой дом именно таким, каким он и воображался в тот момент подавляющему большинству нелюбопытного и непросвещенного человечества. Напомним, в 96-м году Майкл имел репутацию крайне странного человека, ему приписывали огромное число самых нелепых поступков и свойств; в частности, то, что он живет отшельником в очень подозрительном месте, которое сам себе выстроил, затворившись от всех и погрузившись в мир собственных фантазий, полностью оторванных от реальности.
Но самое интересное начинается дальше. Вместе с толпой мы входим в главную залу замка – и тут Майкл использует излюбленный кинематографический прием – смену черно-белой картинки на цветную. И здесь, таким образом, он неожиданно для зрителя принципиально отталкивается от Эдгара По, как бы говоря: «Нет, это у По вы читали о странном мире странного человека; мой мир – другое, мой мир похож на его, потому что создан силой моей фантазии, но именно эта фантазия и есть настоящая ПРАВДА, РЕАЛЬНОСТЬ». Нереальным, несоответствующим действительности становится обычный черно-белый мир – мир normal people, как называет его антагонист героя Майкла. Так уже с первых кадров фильма зритель понимает, где подлинная реальность, а где – поддельная. И подделкой оказывается как раз то, что старательно рядится в «нормальные» одежды. А фильм называется «Призраки» - и отсюда следует главный вопрос: если гости пришли из поддельного, нереального мира в реальный, то - КТО ЖЕ ЗДЕСЬ ПРИЗРАКИ?

Зададим себе этот вопрос, но попробуем ответить на него позже.

А пока вернусь к тому, что побудило меня написать этот текст. Много раз, когда я смотрела Ghosts, я задавала себе вопрос – отчего там так явственно-натурально показаны полуистлевшие лица этих танцующих мертвецов. В другом «мертвецком» видео Джексона -«Триллер» - зомби не показаны столь детально и портретно – а тут это просто смакуется. Что-то здесь не так, думала я, памятуя, что у Майкла не бывает случайного – а тем более в такой «программной» вещи, как Ghosts, это не может быть просто деталью для создания атмосферы «ужастика».

Прозрение наступило, когда я в очередной раз переживала кульминацию – эпизод с зеркалом. Зеркало – центральный, ключевой образ фильма, который объясняет всю его композицию и отвечает почти на все вопросы о том, почему эта история снята так, а не иначе.
Зеркало – древний образ, использовавшийся самыми разными художниками – как в изобразительном искусстве, так и в литературе. Так, еще Гойя использовал его, чтобы в своих «Капричос» беспощадно высмеять царствующую испанскую королеву, изобразив ее старухой, молодящейся перед зеркалом, показывающим отвратительное отражение (и тем самым художник еще и ответил на шедевр своего предшественника, Веласкеса – «Венеру перед зеркалом»).
С мотивом зеркала неразрывно связан и другой мотив, имеющий тоже многолетнюю литературную традицию – мотив портрета, и шире – мотив двойника. И кто знает, что из всего этого литературного наследия использовал Майкл, придумывая сценарий? Остается только догадываться. Так, если пушкинское «свет мой, зеркальце, скажи», думаю, не входило в его литературный багаж, то «Белоснежка» с тем же зеркальцем, конечно же, там была. Уверена, что и детям своим он ее читал. Здесь же, в этой же традиции, назовем гоголевский «Портрет» - историю, предвосхитившую во многом появление позднее уайльдовского «Портрета Дориана Грея». Здесь же – Тарковский со своим «Зеркалом» - многогранном и пронизанном смыслами повествовании о себе, своей стране и своем времени. Здесь же – «Двойник» Достоевского, в который я не буду даже вдаваться, настолько это сложно и далеко может увести от темы. Здесь же – «Тень» Евгения Шварца, история о двойничестве темной и светлой стороны одного человека (об этом я немного скажу ниже).

Достаточно того, что все это прочитывается в Ghosts - подчеркиваю, даже если автор не думал обо всех этих смыслах – произведение живет отдельно от него, и само продолжает себя дополнять, часто даже тем, что автору и не снилось. Этот список открыт, ассоциаций масса, привести их все мне мешает только ограниченность собственного образования и мой привычный цейтнот. И если переклички с Достоевским, Гоголем и Тарковским – это скорее не авторский замысел в Ghosts, а привнесенные смыслы, то «Дориан Грей» в фильме присутствует несомненно. В кульминации фильма мы видим историю Дориана Грея, спрессованную в несколько секунд – герой Майкла, вселяясь в своего антагониста, ставит прямо перед ним зеркало, в котором тот видит свое истинное лицо – и это лицо вмиг стареет, становясь еще уродливее с возрастом. «Ну и кто теперь фрик? Кто теперь цирковой урод? Кто теперь пугающее чудовище?» - отчаянно кричит зеркало-Майкл своему противнику, а значит – всему «нормальному» миру, всему осуждающему его обществу, всему уныло-приземленному, тупому и ханжескому.

Зеркало-Майкл. А потом зеркало разбивается – и через минуту сам Майкл РАЗБИВАЕТСЯ ТОЖЕ, падает на пол и разбивается.

Яснее образа и придумать нельзя. Человек-гений-зеркало, которое говорит правду. Зеркальный мир, в котором люди узнают правду о себе. А значит, и ужасные лица мертвецов – это ИХ СОБСТВЕННЫЕ лица, лица всех этих обывателей, которые судят и рядят о гении, повторяя и повторяя тысячу раз описанный извечный конфликт художника и толпы – философскую драму, начало трансформаций которой положил еще Платон, не оставивший гениям места в своей идеальной модели государства. Вот почему эти лица показаны так подробно. Вот почему в какой-то момент они замещают собой толпу гостей, сгрудившись возле антагониста хозяина замка – да, Майкл старался, чтобы его поняли… Исключением стали только дети – только их отражений нет среди зомби.

И конечно же, он поет – вот что (перевод morinen, elga74 и nlmda с моими минимальными изменениями, взят из субтитров morinen):

«Я наслышан о твоих делишках,
Говорят, ты ужасен и совсем один
Воющий волк, а не человек,
Ты творишь зло чужими руками.
Но со мной у тебя ничего не выйдет.
Ты мне отвратителен,
Ты целишься в меня.
Вы все мне отвратительны,
Просто хотите урвать от меня кусок,
Но вам слабо, слабо!

Глядите-ка, кто ко мне пришел
С холодным надменным лицом
Посмотрите, я все еще держусь на ногах
Как бы вы ни пытались поставить меня на колени!

Ты просто слабак, слабак!
Давай же, заяви о этом!
Ты просто слабак, слабак!
Давай же, заяви о этом!

В Голливуде - настоящий ад
Ведь вас же это устраивает, правда?
Выползают из пыльной дыры
Слухи о том, как кто-то что-то сказал.

Какая жалость, какая жалость!
Почему бы вам не крикнуть об этом?
Вам просто слабо, слабо!
Почему бы вам не заявить об этом?»

«Тебе страшно, детка?
Боишься ли ты меня?
Страшный ли я, детка?
Страшен ли я для тебя?
Скажи, страшен ли я, детка?
Страшен ли я, детка?
Страшно ли тебе, детка?
Страшен ли я для тебя?

Я не хочу об этом говорить!
Страшно ли тебе?
Я устал от такого обращения!
Знаешь, ты тоже меня пугаешь!
Мне кажется, зло - это ты!

Страшно ли тебе, детка?
Ну что, теперь тебе страшно?»

«В зале появился призрак
Под кроватью прячется вампир
В стенах что-то таится
Ступени залиты кровью
Нечто парит по комнате
А я ничего не вижу
Но знаю, что оно реально
Ведь оно преследует меня!
Я не понимаю!
Я ничего не понимаю!
Повсюду запах призраков
Только их не обнаружить
И открытый гроб ожидает
Душу, что не обрела покой
Я не понимаю!
Я ничего не понимаю!
И кто дал тебе право пугать мою семью?
Кто дал тебе право пугать мою девочку?
Я нужен ей
Кто дал тебе право
трясти мое фамильное древо?
Ты вонзаешь мне в спину нож,
Пускаешь в меня стрелу!
ПРИЗНАЙСЯ МНЕ, ТЫ ПРИЗРАК ЗАВИСТИ?»

«Ты целишься в меня», «я устал от такого обращения», «вы пытались поставить меня на колени». Все песни – предельно личные, обнаженно-исповедальные, все – крик, направленный вовне, и одновременно – диагноз обществу, жесткий и ничем не прикрытый. Ни в одном из своих видео Майкл не выглядит и не ведет себя настолько по-мужски резко и властно, разрушая привившийся в публике образ мужчины-мальчика и открыто бросая вызов. Так философский вечный конфликт гения и общества становится еще и социальной драмой, обрастает плотью современности.

Еще одна вещь, о которой хотелось бы сказать, касается композиции действия. Я долго думала о том, отчего все-таки в Ghosts Майкл решил сам сыграть собственного антагониста (да, и героя, и его противника играет сам Майкл, во второй роли – загримированный до неузнаваемости). На поверхности лежит то, что, конечно, выступить в роли равновеликого противника Майкла Джексона просто никто не может – кроме самого Майкла. Любой другой человек в этой роли изменил бы концепцию фильма. Но мне казалось, что тут есть еще что-то. И этот что-то я нашла – на полу:)))

Обратите внимание, в этом интерьере единственная очень яркая, просто навязчиво яркая часть – это пол. Пол – в черно-белых квадратиках. Он постоянно в кадре, а когда «прах Майкла» разлетается под дуновением ветра, он просто висит в кадре пару секунд. Не знаю, есть ли тому какие-то свидетельства, но лично мне абсолютно ясно, что этот пол – парафраз шахматной доски. На которой Майкл является кем? Правильно – КОРОЛЕМ, ведь он же «король музыки поп, рок и соул», не правда ли. Второй король – его противник, и конечно, его двойник, только другого цвета. И посмотрите, все действие выстроено как шахматная партия: две «армии» выстроены фронтально, друг против друга, на одном ограниченном пространстве, и при всем несходстве являются ЗЕРКАЛЬНЫМ отражением друг друга. И партия заканчивается поражением враждебного короля. Блестящий замысел, я считаю. И кроме того, при таком прочтении начинает играть и еще одна ассоциация – одна из любимых Майклом книг «Алиса в Зазеркалье» (да, и тут зеркало), которая тоже описывает шахматную партию.

В этом шахматном мотиве есть и еще один оттенок. Не суть важно, кто из королей «белый» или «черный», но само обозначение шахматной темы, плюс черно-белый костюм Майкла, плюс вспоминаемая каждым зрителем его личная непростая и оболганная СМИ история превращения из черного в белого – все это дает отсылку к более раннему видео Джексона, нашумевшему манифесту против расизма «Black or White». Таким образом, слова «Посмотрите, я все еще держусь на ногах, как бы вы ни пытались поставить меня на колени!» можно прочесть и как антирасистский призыв, а весь этот огороженный металлическим забором замок – как метафору негритянского гетто, ведь не зря Майкл всегда всячески подчеркивал свою принадлежность к афроамериканцам. Впрочем, эта тема не выходит здесь на первый план, да и среди гостей Майкла-волшебника есть черные дети и взрослые. Но подспудно об это все равно думаешь… Однако, как и в самом «Black or White», тему черного и белого здесь можно понять иначе – как тему темного и светлого в человеческой душе (об этом когда-то писала amor). «Тень» Шварца сразу вспоминается, да, – и особенно фильм с Олегом Далем в главной роли. Но со всем этим богатством смыслов, как авторских, так и привнесенных, я в конце концов втягиваюсь в такой водоворот, что уже не могу ответить на вопрос о том, кто же в этом фильме – призраки, тени, а кто – нет. Вероятно, этого ответа и не должно быть – недосказанность и открытый финал всегда интереснее указующего перста.

Но Майкл Джексон не был бы Майклом Джексоном, если бы он не придумал в конце ход, который после пережитого катарсиса расслабит и развеселит простого зрителя (вот оно, моцартианство), снимет весь накал и пафос (посрамив всех обвинявших его в мании величия), а нам, поклонникам, устроит ловушку и загадку. Заявив вдруг, что все это было – так, ерундой, шуткой. «Мы же просто весело провели время, не правда ли?» - спросит он, очаровательно улыбаясь. И, как в «Триллере», изящно закольцует композицию, начав с серьезного, а закончив смешным.
Чтобы мы смеялись и плакали.

Показать ссылки поста



За это сообщение автора Lina поблагодарили (всего 5):
franklin5569 (31 окт 2013, 19:39) • Trueamore (01 фев 2013, 10:19) • Admin (30 янв 2013, 23:34) • mjmay (30 янв 2013, 23:32) • TAIS (30 янв 2013, 22:47)
Рейтинг: 45.45%
 
Аватара пользователя
offline

Lina
Благодарил (а): 13125 раз.
Поблагодарили: 9952 раз.

Re: Статьи о творчестве и работе над песнями,альбомами

#8  Сообщение Белая роза » 31 окт 2013, 19:31

20 things you didn’t know about Michael Jackson’s ‘Thriller’
By Grace Stanisci http://ca.music.yahoo.com/blogs/sound-c ... 44313.html


Since its release in 1982, Michael Jackson’s “Thriller” has been helping us get into the Halloween spirit.
In honour of the spooktacular tune, music video and album, we’ve pulled together some pretty cool details that you might not have known about one of the most notable tracks in music history.
Follow along as we enter a world where the King of Pop is the hottest werewolf in town and no one has ever heard of Team Jacob.

1. The “Thriller” music video has it’s own Lego version.


2. Children today still appreciate the video’s choreography.
Check out this class of fifth graders taking on the “Thriller” dance sequence.


3. Britney Spears recently paid homage the music video’s monologue (originally performed by actor Vincent Price) for BBC Radio 1 and it is hilarious


4. This is what the girl in the clip who played Jackson’s love interest, Ola Ray, looks like today.
Изображение

5. During an episode of “The Big Bang Theory” called “The 21-Second Excitation,” Sheldon Cooper (Jim Parsons) points out that costume designer Deborah Nadoolma worked on the music video as well as “Raiders of the Lost Ark.”
We also learn that Cooper has never seen the full clip because he finds “zombies dancing in choreographed synchronicity implausible and also, it’s really scary.”


6. In addition to Nadoolman, costume designer Kelly Kimball also contributed to the music video for “Thriller” and is known for her work on films like “The Prince of Egypt.”

7. In 2007, inmates from the Cebu Provincial Detention and Rehabilitation Center in the Philippines delivered an impressive rendition of the video’s choreography and today the clip has collected over 53 million views.


8. John Landis directed the video for “Thriller” as well as films like “The Blues Brothers,” “An American Werewolf in London,” “Beverly Hills Cop III” and Jackson’s music video “Black or White ,” which starred famed ‘90s child actor Macaulay Culkin.

9. Quincy Jones, who produced the track, is in the process of suing the Michael Jackson estate and Sony Music Entertainment for $10 million.
According to NME, the lawsuit is “over alleged unpaid royalties and production fees” and names tunes like “Billie Jean,” “Beat It,” “Don't Stop 'Til You Get Enough” and “Thriller.”

10. Imogen Heap’s rendition of “Thriller” turns the tune into a piano ballad that is hauntingly beautiful.


11. We can thank director of photography Robert Paynter for “Thriller”'s impressive cinematography. Paynter’s work can also be seen in in films like “Superman II,” “European Vacation,” “Little Shop of Horrors,” “The Muppets Take Manhattan,” and “Trading Places.”

12. The song’s original demo was called “Starlight.”


13. Choreographer Michael Peters worked with Jackson to create the "Thriller"’s signature dance routines.
Peters is also responsible for the choreography in films like “Sister Act 2: Back in the Habit” and “What's Love Got to Do with It” and the television movie “The Jacksons: An American Dream.”

14. YouTube user riverroest complied the track’s misheard lyrics and it is quite entertaining.


15. As part of their halftime show, the Ohio State University marching band paid tribute to “Thriller" in 2009.


16. The RIAA reports that “Thriller” is the best selling album of all time.
The record has sold over 29 million copies.


17. Canadian pop rockers Marianas Trench covered “Thriller” while performing at The Glass House in Pomona, Calif., wearing dresses.


18. Jay Z references “Thriller” in his tune “Holy Grail” featuring Justin Timberlake.
In the track, the rapper sings, “You still getting bigger n***a / Living the life / Vanilla wafers in a villa / Illest n***a alive / Michael Jackson's, ‘Thriller.’”


19. The Jennifer Garner romantic comedy “13 Going On 30” features a “Thriller” dance break and includes actor Andy Serkis moonwalking.
“It’s funny because I knew that the ‘Thriller’ sequence was in but I didn’t realize I was actually going to have to do it,” he told About.com. “Then they said, ‘Andy, we want you to moonwalk.’ This was really quite close to the production so I had to really quickly find a choreographer. I had one session in London and he just said, ‘Put socks over your shoes and practice like hell,’ so that’s what I did (laughing).”


20. There is a musical called “Thriller – Live.”
The musical’s website describes the show as “spectacular concert created to celebrate the career of the world’s greatest entertainer and undisputed King of Pop,” which is currently on tour abroad. (Head here for ticket information.)



Показать ссылки поста



За это сообщение автора Белая роза поблагодарили (всего 3):
Admin (31 окт 2013, 22:17) • Lina (31 окт 2013, 20:16) • franklin5569 (31 окт 2013, 19:37)
Рейтинг: 27.27%
 
Аватара пользователя
offline

Белая роза
Прогресс до нового звания:
75%
Благодарил (а): 1111 раз.
Поблагодарили: 2107 раз.

Re: Статьи о творчестве и работе над песнями,альбомами

#9  Сообщение Белая роза » 31 окт 2013, 20:07

12 Thrilling Facts About Michael Jackson's 'Thriller' Video
The real stories behind the King of Pop's spooky mini-movie

Изображение

Michael Jackson's video for "Thriller" was released nearly 30 years ago, on December 2nd, 1983. Director John Landis (The Blues Brothers, An American Werewolf in London) extended the track — the seventh and final single released from the Thriller album — into a nearly 14-minute-long musical horror film, letting Michael indulge his monster-movie fantasies. It got saturation play on MTV and has been seen more than 149 million times on YouTube. Just in time for Halloween, here's 12 things you might not have realized the first time, or the 200th time, you watched it:

1. All "Thriller," Some Filler
The video cost half-a-million dollars; at the time, it was the most expensive video ever made. But CBS Records wouldn't pay for a third video from Thriller, and MTV had a policy of never paying for clips. Jackson and Landis funded their budget by getting MTV and Showtime to pay $250,000 each for the rights to show the 45-minute The Making of "Thriller." (MTV reasoned that if they were paying for a movie, they were circumventing their own policy.) Landis nicknamed the stretched-out documentary The Making of Filler.
Изображение

2. Before songwriter Rod Temperton came up with "Thriller," Michael Jackson's working title for the album was Starlight.
Temperton, a British native formerly of the funk band Heatwave, also wrote "Baby Be Mine" and "The Lady in My Life" for Thriller (and earlier, had penned "Rock with You" and "Off the Wall" for Jackson).
Изображение

3. Michael Jackson's faith seeped in.
The opening title card ("Due to my strong personal convictions, I wish to stress that this film in no way endorses a belief in the occult") was inserted due to Jackson's Jehovah's Witness faith. Another manifestation of his piety, according to producer Quincy Jones: During the recording of Thriller, in a studio in the Westlake district of Los Angeles, "a healthy California girl walked by the front window of the studio, which was a one-way mirror facing the street, and pulled her dress up over her head. She was wearing absolutely nothing underneath." Jones stared, as did Temperton — but Jackson hid behind the mixing console so he couldn't catch a peek.
Изображение

4. "Thriller" is a coming-of-age story.
"In adolescence, youngsters begin to grow hair in unexpected places and parts of their anatomy swell and grow," director John Landis explained, regading the role of the werewolf metaphor in cinematic history. "Everyone experiences these physical transformations in their bodies and new, unfamiliar, sexual thoughts in their minds. No wonder we readily accept the concept of a literal metamorphosis." In other words, undergoing a lycanthropic transformation was a safe way for Michael Jackson to experiment with puberty.
Изображение

5. "Thriller" had a Playmate.
Jackson's "Thriller" costar, former Playboy Playmate Ola Ray, also appeared on Cheers and in Beverly Hills Cop II, but her only other notable music video was "Give Me the Night" by George Benson (a single also written by Rod Temperton and produced by Quincy Jones!), on a date with Benson that involves hot dogs and champagne. That video's biggest special effect: Benson playing guitar on rollerskates.


6. Fred Astaire could've been a "Thriller" extra.
Hollywood legend Fred Astaire, a fan of Jackson's dancing (Jackson personally taught him to moonwalk), attended a "Thriller" rehearsal. Jacqueline Kennedy Onassis, who edited Jackson's Moonwalk autobiography, logged some serious hours: When they were filming at 3 A.M. in a bad neighborhood in east Los Angeles, she was hanging out in Jackson's Winnebago.
Изображение

7. The "Thiller" choreographer was a "Beat It" gang member.
Choreographer Michael Peters also did the epic dance sequences in Pat Benatar's "Love Is a Battlefield" and in Jackson's "Beat It" video (where he played one of the gang leaders — the one dressed in white, with sunglasses and a mustache). He won a Tony for his work on Dreamgirls and died of AIDS in 1994, at just 46 years old


8. The appeal of zombie-dancing is global.
The largest number of people doing the "Thriller" zombie-dance routine, according to the Guinness Book of World Records: "13,597 participants in an event organised by the Instituto de la Juventud del Gobierno del Distrito Federal at the Monumento a la Revolucion, Mexico City, Mexico, on 29 Aug 2009."


9. There should not be business classes based on "Thriller."
John Landis on the motivations behind making "Thriller" and its huge financial impact: "The reality is, it was a vanity video. Everything that happened on 'Thriller' happened because Michael wanted to turn into a monster. None of it was planned. I want to make that clear, because there was a course taught at the Harvard Business School on 'Thriller,' and it was complete bullshit."
Изображение

10. "Thriller" may have the ability to possess you.
As a nine-year-old child, Cee Lo Green was so scared of "Thriller," he would flee the room whenever the video came on TV: "If he could be possessed, then I damn sure could be possessed, because Michael was so much stronger than I."
Изображение

11. The video looks great even when it's rendered in Lego.

12. Vincent Price's "lost rap" is fantastic.
When horror-movie legend Vincent Price (House of Wax, Edward Scissorhands) recorded his spoken word, he did a whole verse that got cut: "The demons squeal in sheer delight / It's you they spy, so plump, so right / For though the groove is hard to beat / Yet still you stand with frozen feet / You try to run, you try to scream / But no more sun you'll ever see / For evil reaches from the crypt / To crush you in its icy grip."


http://www.rollingstone.com/music/news/ ... r-20131029


Показать ссылки поста



За это сообщение автора Белая роза поблагодарили (всего 4):
Admin (31 окт 2013, 22:16) • Trueamore (31 окт 2013, 21:54) • franklin5569 (31 окт 2013, 20:22) • Lina (31 окт 2013, 20:16)
Рейтинг: 36.36%
 
Аватара пользователя
offline

Белая роза
Прогресс до нового звания:
75%
Благодарил (а): 1111 раз.
Поблагодарили: 2107 раз.

Re: Статьи о творчестве и работе над песнями,альбомами

#10  Сообщение Trueamore » 07 ноя 2013, 23:07

Michael Jackson's Moonwalker At 25

Изображение

Twenty-five years ago, Michael Jackson’s feature film Moonwalker, released in October 1988, furthered his life-long dream of becoming a movie star.

Jackson’s fantasy was one he shared with thousands of others in Hollywood. It was his aspiration, and one that remained unachieved until the day he died: June 25th, 2009. Self-penned notes, found after his death, reveal he felt that by becoming a film star and director, he’d secure immortalisation. Climbing to the pinnacle of the music industry in the 1980s, as well as redefining – and revolutionising – the music video as an art form hadn’t fulfilled his appetite. He was desperate to innovate in his favourite medium: film.

Not surprisingly, being in the music industry since the 1960s meant Jackson had an unquenchable thirst for new challenges. Prior to 1988, though, film success had eluded the then-30-year-old star – his only real experience at that time was his dexterous performance as Scarecrow in The Wiz, Motown’s commercially unsuccessful 1978 remake of The Wizard Of Oz. (Unless you’re to count Captain EO, made for Disney’s theme parks in 1986. Maybe it’s best we don’t.)

Jackson’s star power was so colossal in the 1980s that showbiz compatriots clamoured to collaborate with him. He had already ‘gone to school’ for his directorial education, working alongside two of the most successful directors of the 1980s: John Landis on ‘Thriller’ and Martin Scorsese on ‘Bad’. According to accounts of the directors and producers who’d worked with him, Jackson had shown great promise as an actor and director.

And so, eager to achieve his breakthrough in film, a workaholic Jackson began shooting Moonwalker – before his multi-platinum ‘Bad’ album was even completed, his aim to coincide the releases. Writing and financing the 93-minute film himself – reportedly to the sum of $20 million – permitted him to monopolise the project from concept and, significantly, secure its production.

Worldwide touring commitments meant Moonwalker – named after Jackson’s backwards-slide dance and alluding to the stratospheric fame he’d accomplished – was released in UK cinemas in 1988. Domestically it became a box-office success, yet was only released to the US market on home video. Even so, Moonwalker became a phenomenon on VHS, generating millions of dollars in sales.

Aside from the obvious – and seemingly pointless – opening autobiographical segments featuring solo and Jackson 5 performances, the film is essentially a series of short music videos woven together. Rightly criticised for its narrative deficiencies, Moonwalker nevertheless succeeds as a superb visual interpretation to the fantasy themes found within the ‘Bad’ album. A glorified long-play music video, Moonwalker reaffirms Jackson’s status as a master of the form.

The film visually contextualises the subject matters found in ‘Bad’ through a tapestry of music videos. ‘Speed Demon’ features the artist transformed, in then-cutting-edge claymation style, into a leather-clad motorcyclist rabbit who frantically attempts to escape a bunch of crazed fans. It’s pure ‘80s filmmaking that brings humour to the tragic reality of Jackson’s day-to-day reclusive lifestyle and his desire to discover a sense of normality away from a destructive media spotlight, whose magnitude would forever change the public’s perception of him.

‘Leave Me Alone’ is the most obviously autobiographical moment of Moonwalker, a refreshingly frank message addressing Jackson’s growing anti-media feelings. Its revolutionary video, directed by Jim Blashfield, took nine months to make. Parading as a paradoxical glimpse into Jackson’s psyche, it symbolises his life as voyeuristic entertainment. With Jackson portrayed as Gulliver trapped amongst rollercoasters, the film ends by showing him breaking free of the theme park, metaphorically escaping the shackles stifling his life.





‘Leave Me Alone’ broke new boundaries, winning a Grammy in 1990. Director Blashfield recalls: “Conceptually, what we started out with, working with Jerry Kramer, Michael's producer for the video, was an idea that the video would be about Michael’s ‘idiosyncrasies’. Michael was at a stage in his career where he was starting to be the subject of some negative press, because of his propensity for plastic surgery and other enthusiasms, as well as rumours that he made up about himself for publicity purposes. Jerry and Michael thought it would be good to do a video that recognised and had fun with these things.”

Injecting humour into his soon-to-be life-long battle against tabloid rumours, Jackson can be seen dancing with a ball and chain alongside animations of the Elephant Man’s bones, cruising on a rocket through a shrine to Elizabeth Taylor, and sleeping in the infamous hyperbaric oxygen chamber. Brilliantly, Blashfield helped Jackson offer the audience a unique glimpse into the mind of the world’s most-scrutinised star.

Musically, Jackson had begun to juxtapose fantasy themes alongside social and political commentary, as well as his ever-present personal paranoia prevalent in much of his solo work. Jackson’s self-penned story to the extraordinary ‘Smooth Criminal’ video – which was the catalyst to the whole Moonwalker project – tells the tale of three homeless children, one played by Sean Lennon, who discover a drug lord named Frankie ‘Mr. Big’ LiDeo (an anagram of Jackson’s then manager, Frank DiLeo). To Jackson’s horror, Mr. Big, played by Joe Pesci, has an evil plan to hook the world’s children on drugs. Jackson and the kids are caught earwigging, and so Michael becomes the prey as Big hunts him.

After tracking him using soldiers and dogs, Big finally traps Michael. In ‘Thriller’, Jackson famously evolved into a werecat (not a werewolf, obviously; he was a zombie for a while, too) – but here, he magically transforms into a futuristic-looking car (actually the 1970 Lancia Stratos Zero), a robot, and finally a spaceship in order to escape his enemy, demonstrating a proclivity for chameleonic themes that would continue in future projects.

Arriving at a 1930s nightclub, Jackson metamorphoses back to human form, before the scene cuts to the opening of what is his most memorable short film of the ‘Bad’ era: ‘Smooth Criminal’, directed by Colin Chilvers. As the sounds of Jackson’s own heartbeat pulsate, he flicks a coin into the jukebox – the cue for his most-recognised bassline since ‘Billie Jean’ to kick in.

“Michael called me up and asked me if I would come over to his music studio,” says choreographer Vincent Paterson, who worked with Jackson for 17 years. “He played ‘Smooth Criminal’ for me. It had no lyrics – he didn’t know what the lyrics were going to be. It was not in its final stage at all, but there was a groove and it was really cool. He played it and told me he wanted me to take it and let the music talk to me, and let me know what it wants to be. He asked me to put the short film together and choreograph it.”





Originally, Jackson had the idea for about 10 dancers, all wearing top hats and tuxedos. “I knew he had a penchant for movies of the ‘30s and ‘40s, and he loved that film noir stuff,” Vincent continues. “I had suggested that rather than it be 10 guys in tuxedos, it can be in an underground club in the ‘30s – and he loved the idea.”

Donning the trademark white suit, fedora and spats, Jackson effortlessly executes a wide array of dance steps, all choreographed by Paterson (except Jackson’s solo dancing, which he choreographed himself). Jackson’s dancing was so formidable that even film legends such as Gregory Peck and Robert De Niro came to the set for a glimpse at rehearsals.

“He would stand in front of a mirror for hours, and just do one section for hours, until it was so specific and so refined and so in his body that when he did it, it felt organic and almost improvisatory,” reveals Paterson.

‘Smooth Criminal’ is a masterpiece that rivals ‘Thriller’ as Jackson’s greatest short film. “Michael always said, and not just to me, that ‘Smooth Criminal’ was his favourite piece,” says Paterson. “To me, Michael saying it’s his favourite piece is kind of evidenced by so many things that originated in ‘Smooth Criminal’, you know: the band around the arm, that kind of hat, the white coat. He took on that persona of the ‘Smooth Criminal’ character and carried it on for almost the rest of his life.”

Moonwalker is light-years away from being Jackson’s greatest legacy, but it went some way to satisfying his craving for stardom in the movie market. “We all had an incredible time, and I know, for him, in terms of the experience, it certainly had to be one of the most amazing and fulfilling experiences that he ever had, and in a whole different way as an artist,” recalls Paterson.

Scandals about Jackson’s private life, rather than his acting and directing ability, ultimately diminished his dream of ‘making it’ as an actor. Instead, it’s his unparalleled pop music that has immortalised him. But with his eldest son, Prince, now taking tentative steps into the film industry, it is perhaps the heir to the Jackson Estate who will realise the one artistic goal that his father never quite achieved.

- - -

Words: David Aaron



http://www.clashmusic.com/features/mich ... lker-at-25

Показать ссылки поста



За это сообщение автора Trueamore поблагодарили (всего 3):
Lina (08 ноя 2013, 12:54) • Admin (08 ноя 2013, 04:38) • Белая роза (07 ноя 2013, 23:23)
Рейтинг: 27.27%
 
Аватара пользователя
offline

Trueamore
Автор темы
Благодарил (а): 6693 раз.
Поблагодарили: 7266 раз.

След.

Вернуться в ИСТОРИЯ МАЙКЛА ДЖЕКСОНА / MJ HISTORY

cron